11 Августа description 23:49
Вернуться назад

14:01

10.04

0 43

Три моих встречи с Юрием Гагариным

Вот уже без малого 60 лет исполнилось с того момента, когда в космос полетел первый сын Земли – советский человек Юрий Алексеевич Гагарин. Это выдающееся событие произошло 12 апреля 1961 года, и в канун этого дня, ставшего впоследствии Международным днем авиации и космонавтики, мы пообщались по дистанционной связи с известным ученым и общественным деятелем, председателем Общественного совета села Усть-Курдюм Владимиром Николаевичем Титаевым. Владимир Титаев, будучи доктором исторических наук, профессором, человеком, который готовится в этом году отметить свой 80-летний юбилей, стал не только теоретиком этой науки, но и на практике участвовал во многих исторических событиях, происходивших в нашей стране, знал лично или встречался со многими историческими персонами. Сегодня он любезно согласился рассказать нам о своих давних встречах с Юрием Алексеевичем Гагариным.

 

«Я имел личные встречи с этим удивительным человеком. В апреле 1962 года, спустя год после полета Юрия Гагарина, я был избран делегатом XIV Всесоюзного съезда ВЛКСМ, который проходил в Москве. В тот момент я проходил службу в армии в Луганской области, был уже в звании старшего сержанта и в составе делегации, куда вошли 45 делегатов от луганской областной комсомольской делегации - передовики производства и сельского хозяйства, представители обкома, был откомандирован на этот комсомольский съезд. Делегатами съезда стали в тот год много известных молодых людей. Там же, на съезде, я встретил саратовскую делегацию, которую возглавлял Иван Михайлович Герман, в будущем ректор Саратовского экономического института, в составе этой же делегации был Юрий Петрович Кочетков, будущий первый секретарь горкома КПСС и депутат Верховного Совета. Встретил я там много известных людей, таких как знаменитые спортсмены Юрий Власов, Лариса Латынина и Валерий Брумель, четыре члена экипажа самоходной баржи Т-36, дрейфовавшие в 1960 году в Тихом океане: Зиганшин, Крючковский, Поплавский и Федотов, писатель Борис Полевой. Был среди участников съезда и один молодой аккуратно одетый сверхактивный делегат с большим родимым пятном на голове, периодически вскакивавший со своего места и выкрикивавший социалистические лозунги – в то время первый секретарь ставропольского обкома комсомола, в будущем - последний глава советского государства Михаил Горбачев. И совсем неожиданно для всех нас, к всеобщему изумлению и радости, в самом начале мероприятия мы стали свидетелями появления необычной торжественной процессии. Я сидел в партере, и вдруг по центральному проходу мимо меня пронесли знамя ЦК комсомола. Главным знаменосцем был Юрий Гагарин, а ассистентами у него стали два Героя Соцтруда – знатный хлопкороб из Узбекистана Турсуной Ахунова и бригадир бригады шахтеров из Донецка Кузьма Северинов. Мой взор, как и взоры всех собравшихся в огромном зале Кремлевского дворца съездов, были, конечно, прикованы к Юрию Гагарину, величайшему герою и при этом почти нашему ровеснику.

Потом, в ходе съезда были перерывы, и я ни разу не видел Юрия Алексеевича, чтобы он не был окружен стайкой молодежи- делегатов. При этом многим хотелось не просто задать вопрос иди услышать, что скажет первый космонавт Земли, но и просто прикоснуться к нему, потрогать рукой. Запомнилась одна из таких встреч. Группа, в центре которой как всегда находился Гагарин, спускалась в метро на эскалаторе. Остановились как раз напротив меня. Я, по сложившейся солдатской привычке, а был я в форме, поднес в приветствии руку к козырьку. На что получил от Юрия Алексеевича ответный кивок головы. Группа молодежи встала под лестницей, и спутники космонавта засыпали Юрия вопросами. Прошло уже столько лет, а некоторые накрепко врезались в мою память. Напомню, что сама обстановка у молодежи на съезде комсомола была приподнятая, радостная, раскованная, как и сам тот период времени. За полгода до этого на XXII съезде КПСС, в этом же самом зале, был торжественно провозглашен курс на строительство в СССР коммунизма и было объявлено, что уже нынешнее поколение будет жить при нем, а также были рассмотрены конкретные вопросы строительства его материально-технической базы. Повсюду в связи с этим царили атмосфера искреннего душевного порыва и необыкновенного душевного подъема. А мне в то время шел 22-й год, и я, как и многие мои сверстники-комсомольцы, был полон энтузиазма и веры в светлое будущее.

Один из сопровождавших Гагарина делегатов спросил его: «Как Вы себя чувствовали в космосе», на что Юрий, бывший не только простым и отзывчивым человеком, но еще и очень остроумным и находчивым, ответил: «Точно так же, как среди вас сейчас». Все заулыбались, многие засмеялись. Кое-кто и тогда уже понимал, что подвиг первого в мире космонавта был беспримерным по сложности, степени риска и невиданным нагрузкам, которые выпали на долю космического первопроходца. Но такой уж убыл Юрий Гагарин человек – рядом с ним всем было легко и радостно.

Следующий вопрос:«А как выглядит из космоса Болгария?» - задан был, видимо, делегатом из этой братской страны. «Болгария из космоса выглядит прекрасно», - произнес Юрий, снова покорив всех своей ясной улыбкой. А самый интересный вопрос задала одна юная девушка: «А можно ли сделать свадебное путешествие на космическом корабле?». – «Конечно, - нисколько не смутился Юрий, - но только если я буду у вас водителем». Этот находчивый ответ снова вызвал взрыв общего хохота.

Спрашивала молодежь и про другое, например, про многочисленные награды Гагарина, про сам полет и его семью.

Любопытно, что в то же время на этом съезде присутствовал и второй космонавт мира – Герман Титов. Но он прохаживался по залу в одиночестве. Ростом Титов был невелик, как и Гагарин, имел практически те же награды, к нему, конечно, проявляли уважение, но «хвост» поклонников за ним не тянулся. Во-первых, этот покоритель космоса был уже вторым, а во-вторых, наверно, и характер у него был иной. Герман Степанович, тоже очень молодой человек, с интересом изучал многочисленные вывешенные на стенах зала стенгазеты и спутниками-собеседниками окружен не был. А вот Гагарина, повторюсь, представленным самому себе я ни разу не видел. Он все время был в центре людской гущи.

Запомнился еще один момент, когда я встретил его в гостинице «Украина», поздно вечером, прямо на лестнице, в окружении устроившей ему неформальный прием украинской делегации. Я тогда, поднимаясь к себе в номер, столкнулся с Гагариным, возвращавшимся с дружеской встречи вместе с Ельченко, бывшим первым секретарем ЦК комсомола Украины, и майором Бондаленко, начальником политуправления Киевского военного округа. Надо сказать, что в любой компании Юрий Алексеевич чувствовал себя вполне естественно и непринужденно. Я тогда, прижавшись к стене, поднял руку в приветствии, чем заслужил от Юрия два благодарственных кивка.

В третий раз за ту поездку я увидел Гагарина в прекрасном Дворце культуры завода «ЗИЛ», где была встреча части нашей делегации и Юрия Алексеевича с рабочими этого крупнейшего автозавода. В перерыве своего выступления Гагарин нырнул за кулисы сцены, видимо, желая отдохнуть и попить водички. И тут фотограф из нашей делегации предложил мне выловить Юрия Алексеевича прямо в закулисье. Мы сразу же побежали туда и оказались перед космонавтом уже втроем. Сейчас думаю, что третий наш товарищ, секретарь луганской комсомольской организации, давно готовил этот экспромт и только ждал подходящего момента, чтобы его осуществить. Потому что тут же объявил Гагарину, что делегация из Луганска награждает его почетным знаком «Шахтерская слава» 1-й степени. На что Юрий Алексеевич, ничуть не растерявшись, скомандовал незнакомому ему парню: «Коли!». И огромный знак шахтерской доблести разместился чуть пониже Красной Звезды Героя Советского Союза. Тут же раздались щелчки фотоаппарата. Но Юрию Алексеевичу все же удалось попить немного водички, прежде чем его увели спохватившиеся помощники».

По словам Владимира Николаевича, все эти и другие фотографии со съезда, к большому сожалению, сгорели в деревянном доме в Усть-Курдюме, когда был пожар. Но мы нашли один похожий снимок, тот, на котором Юрий Гагарин идет со знаменем комсомола по центральному проходу Дворца съездов.

Наш уважаемый собеседник добавляет, что имя Гагарина для него впервые прозвучало в апреле 1961 году, когда он находился в составе своей части на военных учениях в Приазовских степях под Бердянском. Владимир был тогда оператором радиолокационной станции, и его задача, как командира отделения, состояла в возможно быстром обнаружении самолета условного противника и передаче этих сведений на батарею. Вдруг по радиостанции данной учебной задаче был дан отбой, в небе и на земле воцарилась необычная тишина, прошло какое-то время, и радист сообщил, что в «какой-то космос полетел какой-то космонавт Гагарин и приземлился где-то в Саратовской области». Стрельбы в этот день, как вспоминает Владимир Николаевич, так и не состоялись. А спустя пару часов пришел замполит и объявил о торжестве советской науки и первом полете человека в космос. «Он тоже, - шутит наш собеседник, - тогда мало что про это событие знал, но говорил как всегда бойко». И добавляет: «Таким образом, считаю этот день моим первым знакомством с Юрием Алексеевичем Гагариным. В ходе съезда ВЛКСМ состоялось непосредственное второе знакомство. А третье – заочное – осуществилось уже во времена моей бытности аспирантом в начале 70-х.  Тогда я, узнав, что мой отец, погибший в бою под деревней Столбово, захоронен в Гжатском районе, с душевным волнением посетил малую родину Гагарина, город, названный его именем. Именно в бывшем Гжатске, а затем Гагарине находилась братская могила воинов, на которой мы с супругой Раисой Николаевной почтили память и моего отца, умершего от ран в медсанбате в двух километрах от города. Там, на плите мемориального комплекса, мы отыскали его фамилию.

Узнав, что в городе есть музей Ю.А. Гагарина, направились туда. И по счастливому стечению обстоятельств, встретили там мать Юрия Алексеевича, Анну Тимофеевну, и даже успели перекинуться с ней парой слов, сообщив, что мы прибыли из Саратова, и намереваясь показать ей несколько личных фотоснимков со съезда комсомола. Но маму первого космонавта увела с собой официальная иностранная делегация, а мы отправились осматривать экспозицию. Особенно запомнились китель Гагарина со Звездой Героя и его черная «Волга» во дворе с номерным знаком 78-78 МОД.

Земляки Юрия Гагарина рассказали нам и о том, как необыкновенно трепетно он относился к матери и своей семье в целом. Они сполна оценили и то, что их город стал настоящим центром притяжения для гостей со всего мира, получив комфортабельность именно после его космического полета. Любовь и почитание имени первого космонавта иногда доходили даже до фанатизма, когда даже городской родильный дом назывался гагаринским».

Года два назад супруги посетили город Гагарин в очередной раз, на 9 Мая, возложили цветы к мемориальному комплексу, снова посетили музей космонавта.

Владимиру Титаеву необыкновенно дорога сегодня сама память об этом простом русском человеке из обыкновенной крестьянской семьи.

«Его стихией, - говорит Владимир Николаевич, - был воздух. Силы давала земля. А успехи приносило небо. Сама социальная среда, в которой Юрий Гагарин вырос, приучала его к доброте, трудолюбию, упорному стремлению к достижению цели. Мои воспоминания окрашены еще и тем, как молоды все мы были в те годы».

А мы надеемся, что эти очень живые воспоминания нашего с вами земляка добавят новые штрихи к портрету всем известного и дорогого человека – первого космонавта Юрия Алексеевича Гагарина.

Записала беседу Маргарита БОРЦОВА

Комментарии